Серебряный полугрош князя Александра

При великом князе литовском Александре IV Ягеллончике (1492 – 1506) пражский грош свою роль основных денег в товарных отношениях Княжества уступил новому полугрошу, выполненному по западноевропейскому образцу и технике чеканки. В тоже время монетная реформа Александра не затронула старую государственную монетно-весовую систему, основанную на традиционном пенязи. Выгодно приобрести монеты России до 1917 г., можно на сайте https://hobby-group.ru/catalog/monety/rossiya-do-1917-g.

На тот момент разделились понятия монетного гроша пражского и счётного гроша литовского. Первый, представленный в большинстве эмиссиями столетнего прошлого чешским королём Вацлавом IV, имел курс в 14 пенязей литовских (на протяжении века произошла девальвация валюты Княжества на 40 %). Счётный же литовский грош оставался в пределах десятичной денежное системы, будучи равным 10 пенязям. Как видим, за столетие эта прогрессивная система никуда не исчезла. Она была подкреплена реформой Александра, который начал не только чеканить твёрдые местные пенязи, но и полугроши, или пятаки. Последнее из названий отображает отношения между собой полугроша и пенязя. Так, в одной из деловых бумаг судебного дела 1579 года полоцкий житель Мартин Миткович утверждает, что он “…солоду продал за пятьдесят грошей без пятака”, что означает 49 с половиной грошей.

Что изменилось во внешнем образе новой монеты? Прежде всего, была изменена техника изготовления монетных кружков, которые ранее почти без исключения делали по методике вытягивания из проволоки. По-иному делали на Западе. Жидкое серебро необходимого качества сливалось в прутки. Такой техпроцесс мог происходить вне границ монетного двора, обеспечивая последний нормированным весом и пробой кованых прудков. Следующим этапом производства являлась подготовка пластин серебра необходимой толщины. Серебряный прудок разогревался, что придавало ему большую пластичность, и расковывался молотом. В первой четверти XVI столетия в Западной Европе изобрели вальцевальный станок (“вальцверк”, Walzwerk, Druckwerk), который стал революционным технологическим решением для вышеназванной операции. Он приводился в движение водой (для этого монетные дворы того времени обычно размещались около реки) или животной силой. С раскованных и разрезанных лент серебра вырезались либо выбивались пробойником монетные кружки.

Затем выполнялась проверка соответствующего веса кружков норме. Для мелкой монеты применялся принцип “al-marco”, что означало обязательство изготовить конкретно определённое количество монет с гривны серебра, без учёта веса каждой монеты в отдельности. Когда вес был меньший, отбирались более тяжёлые кружки с другой партии, когда больший – более лёгкие. Иногда это приводило к злоупотреблениям, которые выражались в приёмке по весу гривны большего количества кружков, чем было определено администрацией. Монеты больших номиналов принимали по принципу “al-pezzo”, в этом случае контролировался вес каждой монеты. Более тяжёлые кружки юстировались (обрезались), более лёгкие шли в новый цикл переработки. Расфасованные по партиям заготовки отбеливались и полировались, что придавало красивый серебряный блеск даже не очень высококачественным монетам, какими были полугроши.

Интересно, что полугроши князя Александра, также как и монеты его последователя – Сигизмунда I Старого (1467 – 1548), чеканка которых осуществлялась ещё с большей интенсивностью, намного реже попадаются в музейных и частных коллекциях с серебряным блеском, чем полугроши последнего из рода Ягеллончиков – Сигизмунда II Августа (1520 – 1572). Этот факт обусловлен только одной причиной – несовершенством операции полирования денег на Виленском монетном дворе в конце XV столетия.